Медицина любит дерзких!

Не вылечим - так вскроем!

охотник и "белочка"
vra4ixa
Повод – плохо с сердцем, потеря ориентации в пространстве, головные боли.

Приезжаем. Мужчина, 42 года. Ползает на четвереньках по полу вокруг стола в комнате, что-то ловит (или собирает), затем складывает в рот. Жена в ужасе. Объясняет, что не знала, кому звонить и что говорить. Позвонила в "скорую" и сказала, первое, что в голову пришло.

По словам жены, три дня назад муж приехал с охоты. Перегаром попахивало, но был вполне вменяем. Какое-то количество алкоголя они с товарищами не допили и поделили по-братски. Свою долю охотник выпил сразу в день приезда. Отметил удачную охоту и счастливое возвращение. Два дня не пил совсем. "А тут, ни с того ни с сего начал червячков собирать. Ползает, сам их "ест" и Бонику предлагает. Пес от него по всей квартире прячется", – жалуется женщина.

Пока мы выясняли картину "заболевания", пациент уполз в коридор обниматься с тапочками. И в комнату юркнул спаниель шоколадного цвета. Сел напротив меня (я вот как-то собак боюсь, мне коты ближе) и буравит своими глазами-пуговками. "Это он вас просит папу спасти", – переводит с собачьего на русский хозяйка.

Пришлось объяснять женщине, ну и собаке, конечно, что папу спасать – это не наша юрисдикция. У мужчины яркие последствия токсического действия алкоголя, проще говоря – белая горячка или "белочка". В таких случаях требуется госпитализация. Но родственники могут от нее отказаться. Жена охотника подумала и написала отказ. Мы купировали возбуждение сибазоном. Мужчина успокоился. Длительные запои у него уже случались, поэтому жена знает, что капать, как и в каких количествах. Проконсультировали ее по полной программе. Попросили, если что, звонить в "03".

Единственное, что для меня до сих пор остается загадкой – сроки охотничьего сезона. Потому что к таким вот "горе-охотникам" мы выезжаем почему-то круглый год!

(no subject)
vra4ixa
В комментариях к прошлому посту меня поругали за то, что всуе упомянула ювенальную юстицию. Может быть вы и правы – погорячилась. Я и сама ко всем этим «ювеналам» отношусь крайне отрицательно. Но порой хочется, чтобы ребенку спасли жизнь, которую его родственники систематически ставят под угрозу.

В общем, вот вам еще одна история про бабушку и её маленькую жертву. В тот раз была «медовая» в этот раз будет «угарная» плюс такой же дедушка впридачу. Теперь никакого ЗОЖ — исключительно водка и жжёные тряпки.

Итак, в ночь на сегодня (с 24 на 25 ноября) мои коллеги с советской подстанции спасли 1,5 годовалого мальчишку от отравления угарным газом.

Дело было в Нефтяниках. Пожарников и «скорую» вызвали бдительные жильцы одного из домов, которым показалось, что в квартире соседей что-то горит. Правильно показалось. Пожарная машина прибыла на место раньше «скорой». В квартире горели какие-то тряпки. Судя по всему, причиной возгорания стала непотушенная сигарета. Поскольку пожарные приехали вовремя, возгорание быстро было потушено.

Бригада «скорой» приехала на пять минут позже. Пожарные им объяснили, что среди взрослых пострадавших нет, а вот ребенок очень вялый – отравление налицо. Кроме малыша в квартире - преклонного возраста мужчина и женщина. Естественно в состоянии алкогольного опьянения – «ни петь, ни свистеть».

Оказываем ребенку первую помощь. Подышав в кислородной маске, малыш начал вести себя активнее. Готовим его к госпитализации. Интересуемся, кем мальчик является этим двум алкоголикам. Удалось выяснить, что он их внук, возраст наверное 1,5 года, а зовут то ли Паша, то ли Саша – ну не помнят дед с бабкой. Ну, всякое бывает, понятно.

Выяснить, где вещи мальчика не удается. На улице потеплело, но не настолько, чтоб ребенка выносить раздетого. Нашли какие-то вещи одели, укутали. Получили добро от полицейских, что ребенка можно забирать. И тут…

У деда с бабкой проснулись родственные чувства. Еле ворочая языками и другими частями тела, с матами и угрозами они пытаются запретить нам забирать внука.

Ребенка мы все-таки увезли, с алкашами остались полицейские.

Если бы не бдительность соседей, то окурок, брошенный в пьяном бреду, стал бы причиной страшной трагедии, и не выжил бы никто. А вы спрашиваете, при чём тут ювеналы. Не по тем квартирам они ходят просто. Обеспеченных родителей шантажировать детьми куда приятнее, чем всякую алкашню...

Медовые экзекуции
vra4ixa
Повод для вызова "скорой" – высокая температура у ребенка, высыпания на теле, простуда. Приезжаем. Мальчик, 2,5 года. "Скорую" вызвала перепуганная мама. Она уже снизила температуру с 40° до 38°. Заходим в комнату с ребенком и удивляемся сами: бедный мальчишка весь в расчесах, мелких пузырьках, кожица красная, воспаленная, из ранок сочится сукровица. При осмотре на перчатки липнет с кожи что-то непонятное.

– Чем мазали? – спрашиваю, стараясь сдержать эмоции.

– Медом, – еле выговаривает мама.Я его мыть побоялась.

В общем, картина маслом, точнее, медом. В семье четверо детей. Из-за легкой простуды самый младший остался на попечении 68-летней бабушки, так как родители со старшими детьми уехали в район. Ситуацию с болезнью мама могла контролировать только по телефону, но на каждый звонок бабушка давала радужные отчеты.

– А тут мы приезжаем, а он в одеялах весь, красный. Я же ей всё оставила: и "Нурофен", и "Анаферон", и от кашля, и капли в нос. Всё же рассказала. Бросаюсь температуру ему мерить, а у него почти 40°. Сразу "Нурофен" дала, обтирать не могу. А он бредит...

– причитает мать.

В общем, благодаря народному лечению бабушки, у ребенка возник контактный дерматит (после того, как медом мазали и обматывали), а простое ОРЗ тем временем переросло у мальчика в ангину.

И вот стоим мы с фельдшером над маленьким тельцем да лихорадочно соображаем, куда ж его везти-то? С ангиной и температурой – в третью детскую надо, по идее. С контактным дерматитом – во вторую. Но во вторую его не возьмут, чтобы ангиной других деток не заразил. Вот и приняли мы решение методом исключения — везти его в третью детскую.

Пока оказываем малышу первую помощь, вводим анальгин и димедрол, супрастин, перднизалон, мама собирает документы, вещи на госпитализацию.

И вроде бы ничего не предвещает беды, как вдруг... в комнату врывается бабушка. Тряся перед нашими носами газеткой "ЗОЖ", она кричит, что медики все гады, что химией ей внука погубят, и дочь-то у нее тоже идиотка, каких мало, и в больницу бабушка любимого внучка не пустит – убьют ведь, гады. Будет, мол, дальше его медом мазать, чесноком при этом кормить и после этой экзекуции в качестве "контрольного добивания болезни" еще и под тремя ватными одеялами пропаривать до бреда.

Нам и бабушкиной жертве все-таки повезло: 68-летнюю адептку газеты "ЗОЖ" в чувство привел зять. Мы даже ртов открыть не успели.

И вот привозим несчастного пацаненка в третью детскую. Там врачи как только видят его, хватаются за валидол. И тут же отправляют ребенка в реанимацию! Будут теперь капельницей прокапывать, мазать гормональными мазями. Конечно, все у него будет хорошо, но, приедь родители на день позже... даже думать не хочется.

Кстати, на следующем же вызове после этого мальчика наша бригада попала к очередным "зожевцам", которые пытались спасти народными средствами... дедушку от инсульта. Но это уже совсем другая история, расскажу в следующий раз.

Что же касается случая с бабушкой и внуком, мне подумалось, что именно в таких ситуациях ювенальная юстиция бы очень пригодилась.

болела, блин.
vra4ixa
Врачи тоже болеют. Вот и я на неделю попала в лоротделение ГБ1.
Вид с 12 этажа потрясающий. Ночной город, оказывается, может быть прекрасным. Устав любоваться огнями Омска и, проклиная профессиональную бессонницу, вышла в коридор.
За столом постовой сестры горит тусклая лампа, напротив стол с книгами и журналами – для таких полуночников как я, видимо. Села – читаю.
Около двух ночи выползает из палаты «божий одуванчик». Бабуле 83. Поступила сегодня утром с лакунарной ангиной и высокой температурой. Глухоту симулирует. С молоденькой медсестрой этот цирк проходит, но не со мной. К спящей и умотанной забитым до отказа отделением ночной сестре я бабулю не пустила. Пока она будет изображать «я тебя не понимать» весь этаж разбудит! Минут через 20 общения со старушкой картина вырисовывается такая. Перед сном у нее было высокое давление. Сестричка ей дала три таблетки в стаканчике и объяснила, что и когда выпить. От давления у бабки и свое лекарство имеется. Но лекарства она пить не стала. Ответ на мой вопрос почему, убил логику на корню.
«Свое я пить не буду, пусть меня врачиха эта лечит. А ихнее пить не стала… а патамушта она меня хорошо не попросила! И вообще укол больно поставила. Пусть идет мне давление еще раз мерить и еще таблетки дает, а завтра я на нее врачу пожалуюсь. Пусть накажут!»
Палате №1 привет, и огромная благодарность медсестре Сашеньке Бабочкиной, бабуля эта ее все-таки разбудила, но это уже совсем другая история.

(no subject)
vra4ixa
На днях узнала новые подробности той истории, где на врача в неком «богатом доме» наорали, и с ней от этого случился геморрагический инсульт, и через несколько дней она умерла. Журналисты омской «Комсомолки» даже взялись было узнать подробности, но ничего нарыть так и не смогли. А я вчера смогла уточнить информацию у коллег.

Погибшей женщине-врачу было не 47, а 57 лет. Она была не просто врачом, а врачом-педиатром. Звали её Бронникова Валентина Николаевна. 19 октября она в составе детской бригады скорой помощи прибыла в один из коттеджей центрального административного округа (адрес коттеджа выяснить не удалось). Родители, вызвавшие бригаду, сообщили о высокой температуре их ребёнка. Врач поставила ребенку диагноз ОРВИ и предложила госпитализацию, но родители от нее отказались, оформили письменный отказ. Тогда ныне покойная Валентина Николаевна подробно объяснила родителям, какие нужно проводить процедуры, чтобы лечить ребенка на дому. Бригада уехала.

Надо сказать, что госпитализацию маленьким детям с высокой температурой предлагают не просто так. Проблема лечения ребенка на дому часто состоит в том, что препараты не действуют столько часов, сколько заявлены. Тот же нурофен может действовать всего полтора часа, а не указанные на упаковке 6-8, и температура ребенка снова растет. Это происходит потому, что организм ребенка быстрее реагирует на возбудители, и все обменные процессы, связанные с усвоением препарата, происходят быстрее. А давать препарат чаще — калечить печень и почки ребенка. Отсюда становится выходом лишь регулярное обтирание ребенка и другие методы снятия температуры, которые нужно применять в сочетании с медикаментозными и лучше, понятное дело, это поручить врачам стационара, чтобы не наломать дров самим.

В общем, оказалось, что родители из «богатого коттеджа», отказавшись от госпитализации своего чада, взяли на себя непосильную ношу. И в 2 часа ночи (уже 20 ноября получается) на подстанции был получен повторный вызов от этой же семьи. Поскольку детских бригад с опытными врачами мало, так вышло, что на этот вызов поехала та же самая бригада. Дальше события и стали разворачиваться трагически.

«Ты неправильно полечила ребенка! Почему ему хуже? Какого хрена? Ты врач или кто?» Родитель, по словам фельдшера, орал на Валентину Николаевну так громко и агрессивно, что можно было оглохнуть. Врач в ответ на эту ругать молча села в кресло заполнять документы, и тут фельдшер заметила, что что-то с ней не так.

«Вы разве не видите, что женщине уже плохо! Какое право вы имеете так кричать на врача?» - стала говорить фельдшер.

«Да чего вы мне тут картину гоните, что вам плохо? Не прикидывайтесь! Давайте ребенка мне лечите!» - отвечал отец семейства.

Фельдшер не растерялась и сразу вызвала бригаду реанимации в этот дом, чтобы спасать коллегу. Мне ничего не известно о том, как стал вести себя «отец семейства», когда убедился, что врач потеряла сознание. Но приехала бригада, и врача в бессознательном состоянии выносили уже на «трубе» (препарат искусственной вентиляции легких). В сознание женщина больше так и не вернулась. Через несколько дней — умерла в реанимации.

У Валентины Бронниковой осталась дочь. Известно, что она этой осенью поступила на первый курс, и у покойной женщины остался невыплаченный кредит, который она взяла, чтобы оплатить дочери первый семестр... Печально это всё... Пишу и плачу...

Врачи, коллеги мои, в возмущении, но у всех опускаются руки.

«Если там богатые, то ничего им не будет, откупятся». А в редких педиатрических бригадах скорой помощи на одного грамотного врача стало меньше. И возможно к вашему ребенку кто-то вовремя не успеет лишь потому что врач умер по вине таких вот как вы...


Ну что еще могу сказать. Скидывались на похороны Валентине Николаевне все работники центральной подстанции. Хоронили, плакали. То ли об ушедшей от нас коллеге, то ли вообще о нашей нелегкой доле. На месте Валентины Николаевны завтра может оказаться любая из нас. Мы хотим справедливости, но не знаем, как ее добиться. А в чем эта справедливость может заключаться, я тоже слабо понимаю.

Надеюсь, что заведующий центральной подстанции пойдет на контакт с омскими журналистами и поможет в расследовании этого дела. Зовут его Хлопков Андрей Александрович, рабочие телефоны: 31-83-52 или 36-65-25. Подстанция находится по ул. Красных Зорь 54Г.

врача скорой увезли на скорой
vra4ixa
Бригада приехала на вызов с большим опозданием – в очень богатый дом. Обитатели дома, завидев врачей, в прямом смысле стали орать на медиков – за опоздание. На нервной почве женщине-врачу стало плохо. Так плохо, что она потеряла сознание. В итоге ее забирала реанимация.

Оказалось, что на фоне стресса у 47-летний женщины случился геморрагический инсульт. Еще до приезда коллег она впала в кому и перестала самостоятельно дышать. В больницу ее доставили на аппарате искусственного дыхания. МРТ показало обширное кровоизлияние в оба полушария. К сожалению, я так и не узнала, жива коллега или нет. Ведь шансы на выживание с таким диагнозом практически равны нулю.

Интересно, что это за богатый дом такой, в котором простого медика криком могут довести до инсульта? Может омские журналисты помогут разобраться? Знаю, что это случилось с врачом с центральной подстанции на прошлой неделе. Сама я об этом случае узнала вчера на планерке.

(no subject)
vra4ixa
Сразу пять передозировок спайсами за смену. Побили рекорд подстанции. С весны не было такого наплыва. Двое очухались еще до приезда скорой. Еще двое (парень и девушка) под воздействием наркотика разорвали на себе одежду. Девушку забирали из пешеходного перехода. Куртку изорвала в мелкие клочья. Парня забирали из общаги. Он умудрился разорвать кроссовки. Соседи по комнате говорят, помогал себе зубами. Пока рвал кроссовки, ребята прятали все, что могли. Вещи спасли. В больницу парень поехал в домашних сланцах. Студенты отказались делиться своей теплой обувью.
В общем, из 5 спайсовых – сильно пострадал только один. Скорую ему вызвала перепуганная мама. «Выбежал в подъезд покурить, а потом сразу в ванну залез. Слышу глухие удары. Кричу, Димочка, сынок, а он не отвечает. Вскрыла замок, а он уже весь в крови». Пока мать вскрывала замок, сын, обкурившись химии, долбился головой об ванну. Чугунная твердь не пострадала, чего не скажешь о голове.
Итог неутешительный. Наркоманов со съехавшей «крышей» становится все больше. Прям какое-то осеннее обострение.

(no subject)
vra4ixa
Вот такие "портянки" приходится заполнять на каждого пациента. Первое время было тяжко, теперь уже "галочки" летают по страницам довольно быстро. Но находятся больные, которым не нравится. что мы так много пишем, а не лечим...
1
2
3
4

(no subject)
vra4ixa
Везли мы как-то беременную на роды. Воды у нее отошли. Она вызвала скорую, собралась и к нашему приезду уже была готова в путь.

Едем с ней в машине. А схватки уже частые, болезненные. И девушка, спрашивает: «Можно я частушки петь буду или анекдоты рассказывать? Мне так легче». «Господи, конечно, деточка!» - говорю, а сама думаю, любой твой каприз, лишь бы ты у нас в машине рожать не начала.

В общем, летели мы по темноте раннего утра в 1-й роддом, а она почти 15 минут пела матерные частушки или травила анекдоты из серии «с нами стыдно, но смешно». В приемник мы с фельдшером от хохота вползали. Думаю, персонал в родзале с нашей певуньей тоже не скучал.

У меня память на фольклор дырявая, а вот водитель наш с фельдшером, до сих пор что-то да споют из репертуара нашей роженицы. Кстати, девушка по образованию – филолог. Муж у нее тоже кандидат филологических наук, преподает в одном из омских вузов. Частушки и анекдоты молодая женщина выучила, пока помогала мужу писать то ли диссертацию, то ли кандидатскую.

(no subject)
vra4ixa
Страшно смотреть на матерей, которые теряют детей. Несколько дней назад констатировали смерть молодого парня. К нашему приезду он был уже мертв несколько часов. Мама, убитая горем, не хотела в это верить. Вызвала скорую. В карте вызова значится: синеет , не дышит.

Парень красивый, спортивный. Даже синее лицо повешенного не сильно испортило правильные черты. Парень повесился в коридоре на перекладине шведской стенки. По предварительным данным причина самоубийства – помешательство на фоне употребления наркотиков.

Чаще всего такое происходит при употреблении солей и спайсов. Но после смерти выявить их наличие в организме уже невозможно.

Сложно было самой не разреветься. Пытаешься уговорить женщину вколоть успокоительное, а она обнимает труп и разговаривает с ним как с живым.

Дождались участкового. Мальчишке мы уже ничем не поможем, а вот маме помощь бы не помешала. Успокоительное мы поставили, а дальше ей самой предстоит как-то переживать гибель единственного сына.

?

Log in

No account? Create an account